Главная страница Написать письмо Карта сайта

Уголок Врубеля

Уголок врубеля

Rambler's Top100

Сделано в Сибири




Вы можете прислать свой материал и он будет опубликован на сайте, если исполнен качественно.

Проекты_

Кто виноват и Что делать?

Александр НИКОНОВ
ЧАСТЬ 1. Мент с большой дороги
 
"- За что вы меня остановили?
- Вы повернули налево на перекрестке.
-  А разве там нет поворота?
- Есть. Но он платный..."
 
Как ЭТО работает?
Для начала несколько историй, случившихся только в последнее время и взятых в произвольном порядке с лент новостных агентств. Прочтите их - просто чтобы проникнуться атмосферой…
 
«5 июня Тарбагатайский районный суд Бурятии приговорил сотрудника транспортной милиции Владимира Серебренникова к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении за убийство водителя. Возглавляемый Серебренниковым патруль в октябре 2006 года ночью остановил на дороге один из автомобилей и заставил всех находившихся в нем лечь на землю. Затем он достал табельное оружие и выстрелил в шею одному из лежавших. По версии милиционера, выстрел произошел случайно, когда задержанный дернулся.»
2 года за убийство. Запомните эту цифру…
 
«31 мая в Липецке сотрудники ГИБДД избили 39-летнего гражданина Великобритании, преподававшего в местном университете английский язык. Милиционеры остановили машину иностранца за превышение скорости и силой вытащили его из автомобиля, угрожая оружием. Против милиционеров возбуждено уголовное дело.»
 
«20 мая ночью в Красноярске сотрудники ГИБДД не поделили место на стоянке около одного из торгово-развлекательных центров с 25-летним студентом. Завязавшаяся драка закончилась стрельбой сотрудников милиции по обидчику. Раненого студента милиционеры переехали своим автомобилем и скрылись с места преступления. Пострадавший госпитализирован с ранениями трахеи и переломами обеих ног. Стрелявший уволен из милиции, против него возбуждено уголовное дело.»
Уволен, поставлен в угол. Наверное, получит год условно…
 
«26 февраля 2007 года Тобольский городской суд приговорил к году исправительной колонии замначальника ГИБДД Тобольска Миршата Искандарова за избиение в апреле 2006 года пешехода, переходившего дорогу на зеленый свет перед машиной гаишника. В мае 2007 года Красноярский краевой суд отменил слишком мягкий приговор и отправил дело на новое рассмотрение…»
 
В Саратове гаишники напали на девушку, и один из них ударил водительницу ногой в живот, расстроившись из-за того, что она, вопреки его ожиданиям, не оказалась за рулем пьяной. Впрочем, вот эта история в полный рост:
«Все началось с того, что девушку, которая управляла автомобилем «ВАЗ-2104», остановили гаишники для проверки документов. При этом милиционеры заявили, что от водителя пахнет алкоголем и предложили пройти медицинское освидетельствование, причем делать это решили прямо в здании ГИБДД (интересно, что к месту освидетельствования девушке разрешили проехать за рулем своего же автомобиля).»
«В этом здании девушке предложили пройти в кабинет для проверки на трезвость водителя. По словам Натальи, в кабинете находилась женщина в форме, которая велела журналистке дуть в трубку. «Мне нечего было опасаться, и я стала дуть, - рассказала журналистка. - Но женщина заявила, что я это делаю неправильно. Я предложила объяснить, как мне нужно поступить, чтобы было правильно. Женщина в форме сказала, что я должна дуть долго и, не прерывая дыхания. Насколько моих легких хватило, столько времени я и дула». Но сотрудница ГИБДД вновь заявила, что Наталья нарушает правила, поэтому она составит «бумагу» о том, что журналистка отказалась проходить освидетельствование. Возмущенная девушка предложила сдать кровь, чтобы сотрудники милиции убедились в ее трезвости, но те отказали.
Весь процесс «привода» в милицию девушка пыталась запечатлеть на видеокамеру своего телефона "Sony Ericsson". Увидев это, сотрудники ГИБДД отобрали у нее аппарат, не обращая внимания на доводы журналистки о том, что они нарушают закон и телефон - ее частная собственность. По всей видимости, милиционеры попросту "озверели", поняв, что Наталья не собирается сдаваться и перешли к "активным" действиям. «Двое сотрудников заломили мне руки, - вспоминает журналистка. - Я не знаю, какой они применили прием, но я вынуждена была от боли наклониться, и в этот момент третий сотрудник пнул меня в живот. Мне было очень больно, я заплакала и присела, прислонившись к стене. Все это видела девушка, которую я подвозила домой, она возмущалась и кричала на милиционеров, чтобы те остановились.
После этого, приятельница Натальи незаметно от милиционеров позвонила со своего телефона отцу девушки, который немедленно приехал в ГИБДД. Увидев четкий отпечаток ботинка на белой курточке дочери в районе живота, мужчина поспешил увести ее в машину. Однако сотрудники ГИБДД заявили, что у журналистки изъяты права из-за «отказа пройти освидетельствование», а ему они не позволят сесть за руль (несмотря на то, что отец журналистки был вписан в страховой полис и предъявил милиционерам генеральную доверенность на право управления этим автомобилем). Мало того, бравые парни в форме заявили отцу что она вообще задержана, потому что.избила милиционеров и вообще вела себя безобразно, сопровождая процесс «избиения» нецензурной бранью. В «доказательство» своей правоты и серьезности намерений, милиционеры посадили отца и дочь в машину и повезли в Кировский РОВД, где написали заявление о том, что 24-летняя девушка (рост Натальи 165 см, вес - 47 кг) нанесла им побои и оскорбила их «при исполнении».
«Затем гаишники отвезли машину на штрафстоянку, причем из багажника «четверки», пропала сумка с фототехникой на сумму в 100.000 руб»
На сегодняшний день виновные не наказаны.
 
Несколько лет тому назад одного известного в профессиональной среде телевизионного деятеля (не станем называть его фамилию) на дороге избил гаишник, который находился на трассе в неслужебное время (выехал «подработать»). И никакая прокуратура, никакие письма, подписанные Константином Эрнстом с требованием разобраться и наказать виновного, ни к чему не привели. Преступника упорно прикрывало начальство, причем, прикрывало весьма интересным образом: они написали, что в то время, когда был избит водитель, данный сотрудник ГИБДД находиться на трассе (и, соответственно, избить водителя) никак не мог, ибо… был в отгуле.
У многих еще свежа в памяти недавняя история, приключившаяся, кажется, на Алтае, где водитель «Волги» не заметил останавливающего взмаха гаишной палочки и проехал дальше. По показаниям свидетелей, гаишник, мимо которого проскочила его честно заработанная взятка, просто рассвирепел, схватил автомат и выстрелил «Волге» вдогонку. Попал водителю в голову. Убил отца троих детей. Стрелять в данной ситуации гаишник не имел права, и суд первой инстанции приговорил убийцу к мизерным 4 годам лишения свободы. Недовольный гаишник обжаловал приговор. А его коллеги между тем занялись обработкой свидетелей. И небезуспешно. Ко второму суду все свидетели изменили свои показания, и свирепый гаишник получил за убийство… полтора года условно!
Надо сказать, гаишники вообще очень нервно реагируют, когда взятка проезжает мимо. Скажем, во Владимирской области двое инспекторов ДПС ГИБДД догнали и забили насмерть мотоциклиста, посмевшего не остановиться по их повелению.
Следующее происшествие, на сей раз приключившееся в Карелии (цитируется по информационному сайту region.ru):
«Осенью 2006 года, находясь на патрулировании, два сотрудника остановили грузовую автомашину и потребовали от водителя 100 рублей за разрешение продолжить движение. Когда водитель отказался отдать деньги, его избили. Спустя несколько дней "оборотни" из ГИБДД остановили для проверки легковой автомобиль, забрали у водителя водительское удостоверение и документы на машину. За возврат документов они потребовали 3 тысячи рублей. Находчивый водитель сослался на необходимость снять эту сумму с банковского счета и в сопровождении милицейской машины направился к банку. По пути водитель связался по мобильному телефону с сотрудником отдела службы безопасности МВД Карелии и дальше действовал под его контролем… В момент передачи водителем денег, снятых с личного счета в банке, к служебной машине милиции подошли сотрудник службы безопасности МВД и оперуполномоченный уголовного розыска, которые предъявили свои служебные удостоверения и потребовали от инспекторов выйти из машины. Выскочив из машины с пистолетами в руках, милиционеры-взяточники вели себя крайне агрессивно, угрожали применить оружие. Инспектор ДПС С.Петров, приставив пистолет к спине водителя, пытался заставить его забрать обратно деньги, переданные в качестве взятки, затем сел за руль служебной машины и совершил умышленный наезд на сотрудника службы безопасности, ударив того бампером машины по ноге. Его напарник С.Воробьев, передернув затвор, зарядил свой пистолет и требовал от участвовавших в задержании сотрудников милиции лечь на землю, в противном случае угрожая выстрелом.»
 
Ну и, наконец, еще пара случаев в Красноярске и Чувашии - для полноты географического охвата...
«В Большеулуйском районе Красноярского края зафиксировано несколько фактов милицейского произвола. В частности, был обстрелян автомобиль работника военкомата Большеулуйского района Нины Грибовой, в котором она ехала со своим ребёнком.
Начальник районного отдела милиции Александр Унжаков вместе со своим сыном - капитаном милиции, пытаясь остановить автомобиль, открыли огонь и выпустили в него всю обойму табельного пистолета. Как утверждает Нина Грибова, оба милиционера были пьяны, а объяснили свои действия тем, что хотели досмотреть автомобиль. Несколько часов спустя тот же начальник милиции Унжаков, его сын и ещё шесть сотрудников милиции без всяких оснований ворвались в дом к корреспонденту студии регионального телевидения Ирине Тихоновой. Причём, при проникновении в дом милиционеры свалили забор, которым придавило трёхлетнюю дочь Тихоновой. По словам Тихоновой, милиционеры надели наручники на её мужа и сильно его избили, а сын начальника милиции Унжаков сломал ему нос. Затем мужа Ирины Тихоновой увезли в отделение милиции, повторно избили и отпустили лишь спустя пять часов. От полученного шока у Ирины Тихоновой произошёл выкидыш, а ее трёхлетняя дочь до сих пор находится не оправилась от потрясения. Обе пострадавшие от рук милиционеров женщины написали письма на имя прокурора края Виктора Гриня, начальника краевого ГУВД Юрия Астахова и депутата Госдумы Александра Клюкина. Эта ситуация вызвала серьезный общественный резонанс. Как рассказал Александр Клюкин, ему стало известно, что работники Ачинской районной прокуратуры, угрожая пострадавшим жителям Большеулуйского района, заставляют их забрать свои заявления. "На этих милиционеров нет никакой управы, они оскорбляют жителей района, называют их быдлом, стреляют в них, когда вздумается".
 
«В Чувашии два сотрудника ГИБДД сломали руку водителю, у которого оказался просроченным страховой полис ОСАГО. Руководство дорожной инспекции пыталось замять инцидент и даже извинилось перед автолюбителем "за некомпетентность подчиненных". Несмотря на это, избитый инспекторами водитель надеется засудить гаишников и получить компенсацию за причиненный ущерб.
В начале ноября автомобиль жителя Чувашии Станислава Шойкина был остановлен сотрудниками Канашского ГИБДД Волковым и Прокопьевым. В ходе проверки документов они обнаружили, что просрочен страховой полис ОСАГО и составили протокол об административном правонарушении. После этого Станислав Шойкин вместе с сотрудниками милиции доехал до филиала страховой компании, где продлил полис. Несмотря на это, от управления водителя отстранили, а автомобиль поместили на штрафстоянку...
- Когда я продлил страховку, то, разумеется, попросил вернуть машину, как это положено по закону, – говорит Станислав Шойкин. – Я имел на это полное право.
Дорожные инспекторы посчитали иначе. Гаишники налетели на него, скрутили руки и грубо затолкали в машину, несмотря на то, что он не оказывал никакого сопротивления. В ходе "спецоперации" Станиславу сломали правую руку в локтевом суставе, после чего отвезли в Канашский ГОВД.
В дежурной части Шойкину пришлось провести около пяти часов. Все это время он просил оказать ему медицинскую помощь, вызвать врачей, потому что рука нестерпимо болела.
В тот день Станиславу так и не удалось забрать арестованный автомобиль. Когда водителя отпустили, его забрали друзья и первым делом отвезли в больницу. Врачи констатировали перелом правого локтевого сустава и наложили гипс. По свидетельству медиков, причиненные Шойкину повреждения оцениваются как вред здоровью средней степени тяжести.
На следующий день пострадавший вместе с друзьями вновь поехал в ГИБДД. По словам пострадавшего, начальник дорожной инспекции майор Смирнов сначала рьяно защищал своих подчиненных, после чего все-таки извинился за некомпетентность проштрафившихся милиционеров и попросил никуда не жаловаться. Однако Шойкин все-таки написал заявление в прокуратуру Чувашии…»
 
 
Почему ЭТО работает именно так и что с ЭТИМ делать?
 
Вряд ли кто-то будет спорить с тем простым фактом, что организацию, преступающую закон и существующую на преступные деньги, можно назвать преступной. В этом смысле ГАИ-ГИБДД безусловно преступная организация, поскольку большую часть в личных расходах гаишников составляют не деньги, полученные от государства в виде зарплаты (это мизер, на который не прожить и уж тем более семью не прокормить), а незаконные поборы. Так уж устроена эта система: милиционеры собирают преступную дань на дороге, после чего с этих денег отправляются «взносы» наверх – начальству, которое само на трассе не стоит, но зарплаты имеет не сильно отличающиеся от зарплат тех, кто промышляет на большой дороге.
Вот, кстати, любопытный рассказ об этой системе, приведенный в одном из интернет-форумов: «Помню, царапнули меня под Новый Год на Дмитровке, за городом. Пришлось справку для страховой делать, разговорились с молодым инспектором, парень славный такой, разговорились. Я и говорю: слушай, Серега, у меня эта вот трасса – просто как «дорога жизни»  – и гора горнолыжная, и лошади, и дача родителей – мотаюсь каждый божий выходной. Вот как бы мне с вами подружиться? Ну, чтобы не трогали? Понятно, не просто так – если денег занести – скажи, куда, или там ящик-два водки и т.п. Он смотрит на меня, как на несмышленыша, и говорит: не парься, не выйдет ни фига. Я говорю: «Почему? Может, типа, три ящика водки? Он: не выйдет даже за грузовик. Ты не врубаешься, говорит. Вот смотри: это что за трасса? Дмитровка, говорю. Да нет! – говорит он. Просто дело в том, что она НЕ СКВОЗНАЯ (кончается в Дубне). Ну, говорю, и что? «Как что?! – отвечает – транзитных фур нету!» «Ну, и что?» – говорю. «Фур нет, значит, ребята СИДЯТ ГОЛОДНЫЕ. Поэтому они будут шерстить ВСЕ машины, особенно с московскими номерами. Так что заноси, не заноси – все равно будут трясти.»
В такое положение членов этой организации ставит государство, назначая им зарплаты, вынуждающие к преступному промыслу. У страны нет денег на достойную зарплату постовым? Не удивительно: откуда возьмутся деньги на нормальные зарплаты людям в серой форме, если численность МВД вкупе с внутренними войсками в России давным-давно превысила численность армии? Против кого воюем? И где больший враг государства – внутри или снаружи?
В такой ситуации, какие бы средства не имел, при делении их на миллионы ртов каждому достанутся крохи… Запомним этот факт. И пойдем дальше.
Наивный или просто глупый человек, каких много по нашей необъятной стране, может воскликнуть: «Не нарушайте правила, и у вас никто не будет вымогать взятки…» Что ж, давайте подумаем: если есть армия (больше армии!) людей, которые могут не умереть с голоду и прокормить свои семьи ТОЛЬКО преступным путем, возможна ли ситуация, при которой они добровольно согласятся умереть? Иными словами, возможна ли такая организация дорожного движения, при которой можно ехать по дороге и не нарушать правила?..
Ясно, что такая ситуация невозможна, в противном случае мы видели бы по всей России белеющие косточки умерших от голода гаишников. Или массовые сокращения гаишников. Или их голодные бунты. Ничего из перечисленного не наблюдается. Напротив, рожи у гаишников сытые, они сами и их жены ездят на личных автомобилях. Помню, в начале тяжелых девяностых меня остановил гаишник – остановил просто так, поболтать захотелось. Как вы думаете, о чем? О моей машине! Он выбирал тачку для жены и останавливал приглянувшиеся модели только для того, чтобы набрать статистику, поговорив с водителем – покупать жене такую тачку или люди на эту модель жалуются…
В общем, если никто не будет нарушать закон, гаишникам при их зарплатах не прокормиться. Именно поэтому система организации дорожного движения искусственно превращает всех водителей в нарушителей. Как это происходит, мы увидим ниже, а сейчас ответим на вопрос, отчего менты так жестоки? Почему по всей стране с незавидной регулярностью происходят случаи описанные выше?
Есть два ответа на этот вопрос – развернутый и короткий. Начнем со второго. Система, как мы выяснили, преступна, а преступники никогда не радуют обывателей добротой... А если отвечать подробнее, то потребуется экологический подход. Дело в том, что обыватели для гаишников и постовых ментов – экологическая ниша, среда выедания. Так же, как трава для копытных или травоядные для хищников. И отношение коровы к траве, а волка к зайцу не может быть равноправным. Пища есть пища…
Разница в добывании пропитания формирует разницу в психологии. Западный полицейский получает прокорм не с дороги, а с налогоплательщика через бюджет. Поэтому он спокоен и вежлив. У него есть определенные функциональные задачи, за выполнение которых ему платят. И он их выполняет. Наш же постовой милиционер пущен на личный прокорм… Присмотритесь как-нибудь к поведению патрульных на дороге или в метро - оно напоминает поведение мелкого хищника или собирателя: 80% своего времени этот хищник занят добыванием пропитания. Сержант в метро опытным взглядом просеивает толпу, безошибочно определяя в ней «съедобный элемент». Иными словами российский мент не решает функциональных задач, он пасется в ареале. И иного просто быть не может: если милиционер начнет решать формально поставленные перед ним задачи все 100% рабочего времени, он умрет с голоду.
Однажды в подземном переходе я наблюдал интересную сценку: два постовых мента поймали молодую нелегалку. Денег на взятку у нее не было, и она в голос плакала и на весь переход кричала: «Ну, отпустите же меня, ну нету у меня больше! У меня мать больная! Люди вы, в конце концов, или нет!!!» Но это были не люди. Поведение молоденьких постовых напоминало поведение двух трусливых шакалов. Учитывая громкость звука, с которым эта женщина на весь переход кричала про взятку и то, что народ вокруг глазел на происходящее, они боялись подойти к жертве ближе, чем на два метра, но и совсем бросить ее жадность им не позволяла. Поэтому они стояли от жертвы поодаль - не решаясь приблизиться и одновременно боясь упустить добычу.
Другая аналогия… Чем отличается грибник от лесника? Грибник с корзинкой ищет в лесу пропитание. А лесник с ружьем следит за порядков в лесу, ему не нужно тратить время на прокорм себя дарами природы, он функционирует за зарплату. Он не пасется, а служит. Наши гаишники и патрульные – грибники. Они все время охотятся за едой. Да, лес полон грибов, но их нужно еще найти! Это не очень тяжелый, но затратный по времени труд. И он не имеет ничего общего с той работой, которую выполняет западный полицейский, у которого масса времени, чтобы выполнять свою работу. А наш клюет по зернышку, и это отнимает практически все его рабочее время. Поэтому у нас практически нет низовой полиции - ее эффективность стремится к минимуму. Если 80% своего времени постовой занят клеванием по соточке на прокорм, то эффективность всей системы составляет 20%. Спрашивается, зачем она нужна?
Что лучше - иметь большую экстенсивную систему с эффективностью в 20% или маленькую, но интенсивную с эффективностью близкой к 100%?
У государства нет денег на достойную зарплату дорожным полицейским? Их и не будет при экстенсивной организации дела. Но если сократить штат той же дорожной полиции в пять раз, то в те же пять раз можно повысить зарплату полицейского. И он будет получать уже не 300-500 долларов, а 1500-2500$. И взятки брать уже не станет, поскольку будет трястись за место (три жалобы от водителей, и человек вылетает с работы без выходного пособия и пенсии).
…Вот только нужно ли нам, чтобы он не брал взяток? На этот непростой вопрос мы ответим ниже, а сейчас продолжим процесс усушки-утруски…
Возможно, при сокращении штатов впятеро выяснится, что людей катастрофически не хватает. Значит, нужно разобраться, чем были заняты эти люди. Сидели по кустам с радарами? Обеспечивали проезды начальственных кортежей? Останавливали фуры? Выезжали оформлять мелкие аварии, тратя на это тысячи человеко-часов в год и тонны государственной бумаги? Мы прекрасно обойдемся без этого.
Что, все равно людей не хватит, даже если исключить ненужную рутину? Допускаю. Но это еще не повод раздувать штаты. Потому что раздутые штаты – это низкие зарплаты со всеми неизбежно вытекающими отсюда преступлениями. И у государства, собственно говоря, есть только два решения:
1) иметь маленькую, но эффективную структуру (дорожную полицию, корпус постовых милиционеров, армию),
2) иметь преступную, прогнившую от верха до низа организацию, замаскированную под госструктуру.
Третьего не дано. Что же выбирает государство? Мы знаем, что… Государство заводит большую преступную организацию и старательно делает вид, будто взятка, пытки или дедовщина (если речь об армии) – не прямое производное системы, а досадное исключение: попадаются, мол, отдельные нечестные люди, но мы с ними боремся…
Однако, вопрос остался: что делать, если после сокращения штатов впятеро, полицейских действительно не будет хватать? Ничего страшного. Государство ведь создает только костяк – федеральные службы. И если где-то на местах не хватает дорожных полицейских или постовых для поддержания правопорядка, их нужно нанимать на местные налоги. И выбирать полицейского начальника так, как выбирают в Америке шерифа. Это самым волшебных образом изменит психологию ментов, превратив их из врагов местного населения в его лучших друзей. Доброжелательный полицейский – разве это не то, о чем мы мечтаем?
Тут есть и еще один очень важный психологический момент. Повышение зарплат позволит качественно изменить контингент людей, нанимающихся на службу. Ведь, согласитесь, человек согласный работать за 200 долларов – это совсем другой психотип, нежели человек, знающий себе цену. Соответственно, в органы перестанут идти человеческие отбросы, крысятники и помоечники. Что, в свою очередь, также оздоровит систему.
 

ЧАСТЬ II. Незаконное равновесие
или
Проверки на дорогах
 
Создание пастбища
или
Как превратить 95% людей в преступников?
Рассказывает простая москвичка:
- Еду по набережной, останавливает меня гаишник, показывает радар, на котором моя скорость – 80 км/час. А там знак «40». Просит денег.
Совершенно типичная ситуация, согласитесь. Давайте в ней разберемся… Итак, едет себе спокойно девушка, никуда особо не торопится. Ее останавливают и говорят, что она нарушила. Вопрос: почему она нарушила? Потому что она такая вот отчаянная сволочь и преступница? Или потому, что там зачем-то стоит знак «40»?..
Почему стоит знак «40», если дорога без всякого напряга позволяет ехать со скоростью «80»? И почему, если фактически можно ехать «80», формально ехать «80» нельзя? Почему запрещено то, что можно? Почему людей заставляют нарушать?..
Ответ известен: если ты гаишник, и у тебя стоит знак «40», тебе все должны.
Люди неопытные (никогда не сидевшие за рулем) и люди предвзятые (гаишники) могут сказать, что ехать со скоростью 80 км/ч там, где стоит знак «40» - нельзя: такой ездой нарушитель подвергает себя и других опасности. А я утверждаю, что они лгут. Кто же из нас прав? И как это определить?
Хороший вопрос.
Действительно, как в материальном мире определить правоту какого-либо утверждения? Наука давным-давно решила эту проблему, а незабвенный Карл Маркс предельно четко сформулировал общее правило: «Практика – критерий истины». Практика, то бишь эксперимент. Опыт. Нужно поставить опыт, и опыт покажет, кто прав.
Но в нашем случае эксперимент уже был поставлен – девушка проехала по «опасному» участку со скоростью «80» и ничего не случилось!
- А если бы случилось!? – воскликнут кликуши.
 А если бы случилось, отвечу я, то был бы прав гаишник. Но права оказалась девушка. А вместе с ней - десятки тысяч других людей вместе с ней, которые каждый день на этом месте «нарушают знак» и не попадают не в аварии, но исключительно под раздачу ГАИ, выплачивая штрафы ни за что.
Откуда же там знак «40»? Да просто кто-то когда-то попал здесь в аварию по неосторожности, и дорожники с гаишниками решили «прикрыть задницу» - взяли и повесили знак «40» и доложили по инстанции: «Проблема безопасности решена!» Не без пользы для их кармана…
Кому не знакома такая картина – стоят в кустах гаишники и ловят «превысивших скоростной предел», неспешно разбираются с ними… А пока разбираются, мимо пролетают десятки других машин, которые точно также нарушают. Потому что не нарушать нельзя: дорога объективно позволяет ехать быстрее, чем гаишники.
Один нарушитель – это нарушитель. Сотня – уже статистика. И эта статистика – не в пользу гаишников. Если тысячи людей едут по данному участку дороги быстрее положенного и ничего с ними не происходит, значит, знак ограничения скорости здесь стоит необоснованно. И таких участков дороги с избыточным ограничением – вся Россия.
Повторюсь, ибо важно: если нарушил один человек, то он нарушитель. А если нарушают все, значит нарушители – гаишники, поскольку в функции ГИБДД входит проверка правильности и обоснованности установки знаков дорожными службами (знаки ставят не гаишники, если кто не в курсе, они только проверяют правильность их установки дорожниками). И если висит знак «60» там, где люди едут «120», значит это недоработка, ошибка, плохая работа и дорожников, и контролирующей их ГАИ. Но почему за плохую работу ГАИ должны отвечать водители – да еще своим кошельком?
Любой автолюбитель знает: в 99% случаев скорость на дороге необоснованно занижена на 20, 40, 60, а кое-где и на сотню километров в час! Зачем же людей искусственно превращают в преступников?
Ответ известен…
Но ведь все люди не могут быть преступниками! Естественное содержание преступного элемента в обществе - 5-10%. И если закон нарушают 95% граждан, значит, проблема не в гражданах, а в законе. В той преступной организации, которой выгодно ущемлять права граждан.
Правила дорожного движения не разрешают по загородным трассам ездить быстрее 90 км/ч, а по автостраде быстрее 110 км/ч. Но правила писались более полувека назад, когда были совсем другие дороги и совсем другие машины! Дороги после войны во всем мире были преимущественно узкими, двухполосными (по одной полосе в каждую сторону), а машины - с механическими (!) тормозами, с плохой тогда еще резиной, без АБС, ремней, подушек и прочих систем пассивной и активной безопасности. Эти скоростные ограничения давным-давно устарели! Но отменять их в России даже не думают. А за границей, между тем, скорость на автостраде давно уже повышена до 135 км/час (учитывая плюсовую погрешность спидометров, стрелку можно держать на «140»), а на обычных дорогах в Европе стараются ставить знаки «100» везде, где только можно. При этом к мелким превышениям скорости вне населенных пунктов там стараются не придираться (о чем подробнее ниже).
А у нас даже там, где на западе стоял бы знак «автострада» заставляют водителей ехать со скоростью 90! Была в советское время автострада до аэропорта Домодедово. Теперь ее «отменили», превратив в обычную загородную трассу, снизив скоростной предел со «110» до «90», хотя его нужно было повысить до «135», потому что качество дороги и автомобилей заметно улучшилось!.. Волгоградская трасса под Москвой – местами ничуть не уступающая европейским автострадам, у нас тоже почему-то считается обычной загородной дорожкой. И так – везде.
Ну, невозможно ехать по загородной трассе со скоростью «90»! Никто и не едет. Даже сами менты. Поток идет со средней скоростью «120». А если дорога хорошая, по две полосы в каждом направлении с разделителем, то естественная скорость для нее - 140-160 км/ч.
Поток автомобилей – это уже не куча злостных одиночек-нарушителей. Поток – это уже объективность. В отличие от знака ограничения скорости, который принципиально субъективен, поскольку кто-то когда-то (персонально!) принял решение его здесь повесить.
Что же такое эта самая «объективность»?.. Давайте посмотрим на дорогу. Если машин на дороге немного, скорость их движения велика. Если количество машин растет, скорость потока падает, падает и дистанция между машинами. В конце концов, при некоторой критической загрузке движение может вовсе остановиться, а дистанция сократится до «бампер в бампер». Прокрутим обратный процесс – будем постепенно уменьшать нагрузку на трассу (количество автомобилей на погонный километр дороги) и увидим, как скорость потока начинает расти вместе с дистанцией между машинами. Это происходит автоматически, вне зависимости от воли какого-то конкретного человека, то есть объективно. Объективные процессы – это либо природные процессы, либо процессы, результирующая которых складывается из множества независимых друг от друга человеческих воль. По характеру проявления вторые процессы совершенно тождественны первым.
Дорога – сложная (живая) саморегулирующаяся система, существующая по своим законам. Движение по ней представляет собой поток, скорость которого зависит от множества причин, одну из которых мы рассмотрели – это «загущенность». Среди других параметров, влияющих на скорость потока – состояние дорожного полотна, атмосферные условия, время суток и даже такие на первый взгляд странные вещи, как развитость автомобильной индустрии в стране и экспортные пошлины, влияющие на общее состояние автомобильного парка. Одни из этих факторов «мгновенно-меняющиеся», другие «долгоиграющие».
Прошел дождь, дорога сырая – скорость потока сама собой падает. На обочине бегают дети или суетится оживленные рыночек – скорость падает. Дорога прямая и широкая, загрузка ее невысока – средняя скорость потока растет… А теперь ответьте, какое отношение к этому саморегулированию имеет плоский железный знак на обочине дороги с нарисованной на нем красками цифрой?
Регулировать объективное течение с помощью знака – это все равно, что на берегу реки поставить знак, ограничивающий скорость течения воды цифрой заведомо ниже скорости потока. И потом штрафовать любые отдельно взятые молекулы, потому что все молекулы априори объявлены нарушителями.
Скажите мне, на какую загрузку дороги рассчитан знак, ограничивающий скорость на дороге - на час пик или на выходной день? На какое состояние полотна – сырую дорогу или сухую? На какое время суток – день или ночь? На какого водителя – мастера спорта по ралли или новичка? На какой, наконец, автомобиль – старый «Жигуль» на советской резине с тормозным путем в 54 метра или на БМВ с низкопрофильной цепкой резиной, системой АБС и тормозным путем в 37 метров с той же скорости?.. Как вообще один знак может задавать скоростной предел для совершенно разных дорожных условий и разных автомобилей? На что рассчитан этот знак?
А ни на что он не рассчитан. И само слово «рассчитан» здесь звучит горькой иронией. Потому что знаки ставятся от балды, и расчет тут только один - на взятки. Знак ведь просто по самой своей конструкции никак не может учитывать изменения происходящие на дороге.
…Пару-тройку лет назад в России состоялось несколько интересных судебных процессов. Помните, было время, когда перед постами ГАИ гаишники любили вешать восьмиугольный знак 2.5 («STOP») - и штрафовали тех, кто перед знаком не останавливался? Штрафовали, как выяснилось, незаконно. Некоторые водители подавали в суд и выигрывали иск - чтобы просто из принципа отсудить у гаишников 50-рублевый штраф. Почему они выигрывали? Потому что знак «STOP» перед гаишным постом вешать нельзя – нормативные акты этого не предусматривают. Из-за этих судебных прецедентов совсем недавно был даже введен особый круглый знак «СТОП-контроль» - специально для таких случаев.
Итак, в судах гашникам не удалось доказать обоснованность применения знака, заставляющего водителей тормозить перед постом. То есть права водителей были незаконно ущемлены. Возникает вопрос: а почему никто и никогда не подает в суд на необоснованность знаков, ограничивающих скорость? Настолько привыкли к ущемлению своих прав на перемещение, данных нам Конституцией?
Сейчас в суде гаишники обязаны доказать, что человек совершил нарушение. Но точно также они должны уметь доказать обоснованность запрета! Да, человек нарушил требования знака. Но почему там висит знак «40»? А не «60»? Или не «30»? Чем это обосновано? Для каких дорожных условий? Кто это решил? Из какого пальца он высосал эту цифру? И из пальца ли?..
Ехать по населенному пункту со скоростью выше 60 км/час опасно? А по какому населенному пункту? Неужели по любому, они ведь все разные? И неужели любому водителю?.. Ведь все водители тоже разные! И при одних и тех же условиях «в исполнении» новичка скорость «60» может быть опасной (для пешеходов и других водителей), а для опытного профи и «80» будет заниженной! Так для кого поставлен знак?
Вот висит возле школы знак «40». Потому что через дорогу в школу ходят дети. Но почему знак действует в выходные и ночью, когда дети в школу не ходят?
Шоссе Москва – Санкт-Петербург. Населенные пункты обозначены знаком на белом фоне, то есть скорость в них должна быть не выше 60 км/час. Но поток легковушек идет со скоростью 100-120 км/ч. Почему? Потому что дорога - широкая и двухполосная - объективно диктует именно такую скорость движения. Кто виноват в массовых нарушениях? Гаишники. А кто платит штрафы? Почему-то водители.
О чем думает человек, который на двух-, трех- или даже четырехполосной дороге с разделительным забором посередине вешает знак «60»? Ведь верить в то, что по хорошей дороге люди поедут как по плохой, это все равно, что думать, будто все люди начнут пить не более 60 г водки в сутки, если издать такой закон. Он, этот вешатель и не верит! Он и сам так не ездит. Но все при этом почему-то старательно делают вид, что «знаки нужно соблюдать» - при том, что никто их не соблюдает в силу полной нереальности. Абсурд!.. Это как в большом спорте – все знают, что все спортсмены принимают допинг. Но усиленно делают вид, что допинг – досадное исключение и нужно просто поймать и наказать нечестного спортсмена. Как будто есть честные!
Что же делать? Принять жизнь такой, какая она есть. Избавиться от двойной морали. Впрочем, о путях излечения позже…
 
 
Немного теории
или
Опасна ли скорость сама по себе?
Есть миф, будто скорость опасна сама по себе. И все ее ограничения – во благо. Это не так. Представьте себе машину, летящую со скоростью триста километров в час. А навстречу ей по дороге мчится другая машина – со скоростью сто тыщ мильёнов километров в час! Машины пролетают мимо друг друга по своим полосам и едут дальше. Ничего не случилось… Потому что к катастрофе приводит не скорость, а пересечение траекторий транспортных средств. А это имеет отношение не столько к скорости, сколько к другим вещам: неправильный разъезд на перекрестке, один не уступил дорогу другому при перестроении, проехал на красный свет или под закрытый шлагбаум, был пьян, заснул за рулем…
Скорость сама по себе не убивает, более того – недостаток скорости может быть столь же губителен, как и ее избыток. Скажем, при совершении обгонов чем выше скорость, тем безопаснее маневр. Поэтому фанатично бороться со скоростью так же глупо, как за нее.
Специалистам по организации дорожного движения хорошо известно: самая безопасная скорость – это скорость потока. А не та, которую предписывают знаки. И если (как это обычно и бывает) средняя скорость потока машин на дороге превышает разрешенную скорость на 20-60 километров, это гораздо безопаснее, чем если вдруг один водитель в потоке по какой-то причине вдруг сбросит скорость, решив ради эксперимента «соблюсти правила». Вот тогда-то и возникает реальная опасность! Ламинарный поток сбивается, начинаются турбулентности, перестроения (пересечения траекторий с опасностью пересечься одновременно в одной точке). Копуша на дороге напоминает камень в ручье – вода его обтекает со всех сторон, создавая завихрения. Именно такие завихрения создают гаишники, когда начинают тормозить и выдергивать из потока произвольные автомобили, чтобы оштрафовать водителя. Иными словами, своими замерами скорости из кустов гаишники не повышают, а понижают безопасность на дороге. И с этим пора кончать!
 
 
Перекричать ветер
или
Можно ли, если очень-очень постараться, все-таки заставить всех соблюдать нелепые ограничения скорости и чем это грозит?
Разумеется, хорошо было бы заставить всех людей по утрам делать зарядку, пить не более 60 г спиртного в сутки в расчете на чистый алкоголь, не есть жареного, соленого, маринованного, копченого, жирного, сладкого, мучного и прочего вредного, быть всегда вежливыми, чисто умытыми и выбритыми. А также ездить по дорогам со скоростью не более 40 км/ч.
Но вот насколько хорошо это было бы? А, главное, кому?
…Действительно, если бы удалось заставить всех делать зарядку, не есть вкусного (читай, вредного) и не пить спиртного, уровень здоровья нации, конечно, неизмеримо возрос бы вместе со средней продолжительностью жизни. Но нужна ли вам такая жизнь?
…Действительно, если бы удалось заставить всех ездить исключительно по правилам (точнее говоря, не по правилам, а в согласии с существующими ныне дикими ограничениям скорости, которые напрямую из правил совершенно не вытекают!), то количество аварий с тяжелым исходом в стране сократилось бы, это верно. Так же верно, как то, что если бы мы вообще запретили владение личным автотранспортом, смертность на дорогах упала бы до мизера. По счастью, это невозможно.
Или все-таки возможно, черт побери? Ведь мечтали же большевики вывести породу сознательных людей! Ну, если очень постараться… Если придумать очень-очень сильные наказания – огромные штрафы, тюрьму или расстрел… Может быть тогда удастся создать идеальное общество?..
Нет. И вот почему…
Что заставляет людей соблюдать закон? Три вещи:
а) согласие с законом,
б) страх перед наказанием за нарушение закона и
в) выполнимость этого закона.
Начнем с последнего – выполнимости. Если законодательно запретить всем дышать (например, в целях борьбы с глобальным потеплением), то ясно, что закон этот выполняться никем не будет, несмотря на любые репрессии. Схожим образом поступают гаишники, ставя знак «60» там, где дорога требует «120», - они просто-напросто душат водителей. То есть прямо провоцируют невыполнение закона … Пример с запретом дыхания абсолютен и потому предельно понятен. А все остальные запреты имеют не столь ясную степень невозможности их выполнения и потому число «преступников» там поддается небольшой регулировке с помощью наказания. Однако, сила закона не в тяжести наказании как таковой, это давно известно. Сила закона в неотвратимости наказания. На дорогах мы видим это во всей отчетливостью: если вам дважды моргнул фарами встречный, вы тут же на время «затаиваете дыхание» - сбрасываете скорость с «сотни» до разрешенных «шестидесяти» и вновь набираете ее уже после того, как проползете на цыпочках мимо затаившихся в кустах гаишников. Потому как точно знаете – наказание будет неотвратимым. Перетерпеть эту пытку шестьюдесятью километрами в час на хорошей дороге можно, но очень недолго. А представьте, что гаишники сидели бы за каждым кустом! Ездить стало бы практически невозможно, невыразимо мучительно!
Особенность Правил дорожного движения (ПДД) состоит в том, что они относятся к так называемым тотальным, всеобъемлющим, всеохватным законам, то есть таким, которые регламентируют каждый шаг человека. Это не преувеличение – каждый (!) метр дороги обременен скоростными ограничениями – либо частными (знак) либо общими (60-90-110). Теперь представьте себе на секундочку, что аналогичными тотальными законами регламентирована ходьба по улице. Вы должны ставить ноги только под определенным углом, шаги делать не длиннее и не короче определенной величины в сантиметрах, причем, величина эта меняется в зависимости от участков дороги… Понятно, что правила эти ни соблюсти, ни проконтролировать невозможно в силу их и бессмысленности, и тотальности. По тем же причинам не соблюдаются правила скоростного режима. Их просто невозможно соблюдать! Едут ведь люди не по правилам, а по дороге! А дорога гораздо разнообразнее любых придуманных правил и повешенных знаков. Порой она сама себя регулирует, причем регулирует и корректирует не только скоростной режим, но способы перестроения, правила разъезда...
Смотришь на какой-нибудь перекресток и видишь: вопреки знаку здесь люди поворачивают налево из двух крайних левых рядов. Потому что так удобнее! В противном случае, то есть если все будут соблюдать правила, на левой полосе выстроится хвост, тянущийся до предыдущего светофора, и напрочь заблокирует трассу. Дорога сама себя регулирует. И задача гаишников – не штрафовать, а повесить тут знак, разрешающий поворот налево их двух рядов. Умный архитектор прокладывает дорожки так, как ходят люди, а не по своему произволу…
А в другом месте, глядишь, люди взяли и вместо намалеванных на дороге двух рядов, построились в три, а то и в четыре. Значит, так и надо – загрузка дороги в данное время диктует именно такой способ расположения транспортных средств…
Только лаконичный и понятный закон люди могут соблюдать неограниченно долго, а закон мелочный, тотально-всеобъемлющий, регламентирующий каждый шаг, да к тому же еще и неоправданный можно выдерживать только очень короткое время. Солдаты на марше строем не ходят. Они чеканят шаг только перед начальством на плацу. Водители поступают аналогично и по тем же причинам. Если им непонятно, почему здесь висит знак «40», хотя дорога без напряга и без всякой видимой опасности позволяет ехать «80», они знак соблюдать не будут.
 
Если люди в подавляющей массе своей с законом вполне согласны (не убивать, чужого без разрешения не брать), они легко его соблюдают, и обществу нужен относительно небольшой государственный аппарат для подчистки исключений из общего согласия. А вот если общество в большинстве своем с законом не согласно, все попытки принудить его к соблюдению такого закона будут напоминать попытки сжать перегретый пар – до какого-то предела сжимать можно, а дальше – взрыв. Такой, какой произошел в Греции, о чем чуть ниже.
Помню, на сопромате нам рассказывали историю решения одной технической проблемы. Нужно было плотно скрепить две слегка вибрирующие детали. Но из-за вибраций рано или поздно скрепляющий болт лопался. Попытки усилить болт, беря раз за разом все более твердые стали, приводили к обратному результату – чем прочнее был болт, тем быстрее он лопался. И тогда кому-то пришла в голову гениальная идея – поставить не твердый, а напротив, пластичный, мягкий болт, который тянулся и допускал «гуляния». И система заработала без сбоев. Не надо зажимать!..
Поскольку пошагово описать и зарегламентировать все многообразие жизни невозможно, жизнь взламывает любой тотальный закон, как сухую корку, и делает это ежеминутно. Точнее, не взламывает, а стихийно заменяет его на более пластичную конструкцию. Иными словами, строгость закона компенсируется его перманентным неисполнением.
Да тотальные законы и невозможно исполнять! Вот пример. Закон (ПДД) требует, чтобы водитель был пристегнут во время движения транспортного средства. Это значит, что выезжая из гаража, нужно пристегнуться, потом отсегнуться, выйти, закрыть ворота... Абсурд! Другим хорошо известным примером того, как тотальный закон не справляется со своей задачей является классический случай разъезда равнозначного перекрестка, к которому подъезжают с четырех сторон машины. Задача в рамках закона вообще не имеет решения !.. Может быть и не нужен столь тоитальный закон?
Может возникнуть резонный вопрос: а почему же на Западе все соблюдают правила дорожного движения? Ведь Правила дорожного движения - международные, то есть тотальны и всеобъемлющи везде, во всем мире… Отвечу: не соблюдают. На Западе творится то же самое (с небольшими отличиями и поправками). Творится, несмотря на всю хваленую законопослушность западных людей. Каждый водитель на Западе имеет «в анамнезе» штрафные квитанции либо за превышение скорости, либо за неправильную парковку.
Вспоминаю эпизод, снятый полицейской камерой в США и показанный потом по ТВ. Полицейский останавливает машину за превышение скорости. За рулем женщина, в машине дети. Нормальная американка, которая после того, как ее остановили, просто впадает в истерику и орет на полицейского. Ее срыв можно понять: все едут, а остановили только ее, причем, вдобавок ей еще жутко не повезло – на этом месте даму останавливают уже не в первый раз!
- Я уже 500 долларов штрафов заплатила в этом месяце! - кричит женщина.
А теперь внимание, вопрос! Если женщина знает, что в этом месте периодически бывают ментовские засады… Если она так расстроена уже выплаченными штрафами, что криком кричит на полицейского… Почему же она превысила скорость?
Ответ: потому что не превышать ее невозможно. Ехать в соответствии со знаком просто мучительно. Мука – это пытка, по-другому говоря. А пытки запрещены международным законодательством. Но, несмотря на это, во всем мире скорость, как правило, занижена и ежедневные пытки продолжаются. Почему? Потому что во всем мире полицейские рассуждают по принципу «лучше перебдеть, чем недобдеть»: поставим знак с запасом, знаем мы этих водителей, поставь им «100» - поедут «120», поставь «80» - поедут «100», так уж лучше мы поставим «80»… И ставят! Но люди пыток не любят. Поэтому предпочитают от них откупаться – штрафами. Получается парадоксальная картина - граждан делают виновными в том, что они не хотят быть пытаемыми… Получается, что полицейские осознанно занижают скорость в расчете на нарушителей. А потом штрафуют всех, кого таким образом превратили в нарушителей!
И никакими штрафами «ненарушения» добиться невозможно по той простой причине, что нельзя достичь неотвратимости наказания, так как водителей (читай, нарушителей) - десятки миллионов, и для того, чтобы обеспечить абсолютную неотвратимость наказания, необходимо завести аналогичное количество контролеров. Сие нереально, как вы понимаете… А в условиях, когда люди знают, что их шанс попасть под раздачу много менее сотой доли процента (именно столько «нарушителей» из их общего числа едущих по дороге физически успевают «обработать» гаишники»), никакое повышение штрафов не заставит людей соблюдать то, что соблюдать практически невозможно, ибо мучительно. Если же штрафы повысятся слишком сильно, их просто перестанут платить, как не платят слишком высокие налоги. Именно так и произошло в Греции, до которой мы наконец-то добрались.
…Почему здесь так часто упоминается именно Греция? Да потому что там в этом году был поставлен уникальный эксперимент на людях, наглядно продемонстрировавший всю дефективность прежней системы организации дорожного движения в мире, когда полицейские намеренно занижают разрешенную скорость.
С июня месяца 2007 года в Греции сильно (на порядок) повысили штрафы. Стремления у властей как всегда были благие – сократить смертность на дорогах. Однако, греческое общество не согласилось снижать смертность! Поскольку страна небогатая, а штрафы выросли до неприличных пределов, общество взорвалось. Действительно: соблюдать идиотские ограничения невозможно, но за несоблюдение штрафуют! Пока штрафы были низкими, общество мирилось с этой несправедливостью. А когда они выросли до размеров зарплаты, их просто перестали платить, а «гаишников» стали попросту бить. Как сказал мне водитель, осуществлявший индивидуальный трансфер моего семейства от аэропорта до апартаментов,
- Штрафы такие ужасные, что нескольких полицейских уже избили, а об голову одного сломали радар.
 А вот что пишут об этом в СМИ:
«Вступление со 2-го июня в силу нового Дорожного кодекса в Греции вызывает все большее недовольство как граждан, так и исполнительной, и даже судебной власти. Самые высокие штрафы остаются неоплаченными и, по установленной процедуре, передаются на рассмотрение в суд, вызывая завалы в работе судебных органов. Ассоциация адвокатов Афин заявляет, что закон, предусматривающий денежные взыскания, равные месячной зарплате или пенсии, не имеет будущего. Ожидается, что Дорожный кодекс будет отправлен в Конституционный суд на тщательное изучение…»
Что будет дальше? А дальше, чтобы не менять в корне порочную систему организации дорожного движения, штрафы просто снизят, до уровня общественной терпимости. То есть до уровня: «да, несправедливо, но терпеть можно». И вместо закона на дорогах опять воцарится негласный договор: мы, водители, делаем вид, что эти дикие ограничения нужно соблюдать, а вы не будете слишком часто и круто наказывать нас за несоблюдения…
В общем, греческое правительство решило больно позаботиться о народе. Но греческое общество отреагировало на такую заботу резко негативно. И это произошло, несмотря на то, что:
а) перед введением драконовских штрафов в Греции подняли разрешенный скоростной предел, доведя его с прежних максимальных 110 км/ч до общеевропейских 135 км/ч,
б) штрафуют в Европе на порядок меньше, чем у нас.
Вот вам небольшой отрывочек из впечатлений российского путешественника, который за месяц объехал всю Европу. Мужик въехал на своей машине в Турцию (добрался до нее на пароме из Сочи), потом была Греция, а далее – по большому кругу через все европейские страны – Италия, Франция, Бельгия, Германия… Затем паромом в Скандинавию. И въезд в России через Финляндию. Что его поразило в этом путешествии?
Наслышанный о невероятном законопослушанием европейцев, он был удивлен повальным несоблюдением скоростного режима на трассах. Обрадованный, он послушно влился в поток и двигался с его скоростью, то есть «нарушал», как и вся Европа. За месяц мужик проехал с десяток стран и не только ни разу не был остановлен полицией, но и вообще не видел полиции в кустах. А после того, как он въехал в Россию, за два дня пути от Питера до Москвы его остановили четыре раза. Первый раз под Выборгом, где ночью вместо предписываемых знаком 40 км/час он ехал «80»…
Вот в чем кардинальная  разница между Европой и Россией: в Европе человека не остановили ни разу за месяц, а в России -  4 раза за два дня.
Я, намотавший не одну тысячу километров по Европе, могу лишь подтвердить этот рассказ. Всего раз мне попался мент на европейской автостраде. Водители поражались его появлению, спешно сбрасывали скорость, но мент, видя такую их реакцию, сам смущался и чтобы, в свою очередь, не смущать своим появлением на автостраде водителей, махал им рукой: мол, проезжайте, проезжайте. Потому что он торчал у обочины, чтобы остановить вполне конкретный грузовик и явно не за превышение скорости (видимо, по рации ему что-то сказали про эту машину).
 
Если из прочитанного выше у вас сложилось впечатление, что греки – отчаянные хулиганы на дорогах, то оно весьма и весьма ошибочно – греки так же вежливы, как и прочие европейцы. Всегда пропустят пешехода, не подрежут. Да что я все от себя да от себя… Вот вам впечатления четырех разных людей о движении в Греции, если уж именно Эллада у нас сегодня в героях дня:
«В первые минуты пребывания в автомобильном движении в Греции мы поразились «приличности» всех его участников: несмотря на достаточно большое количество машин на дорогах, никто не делал постоянных попыток перестроиться в другой ряд, желая сократить время пути, никто не подрезал и не стартовал на желтый цвет.»
 «А вообще греки правила не сильно и соблюдают, даже можно сказать, что вообще не соблюдают. Обгон через две сплошные - всегда пожалуйста. Превышение скорости – поголовно. Часто стоят знаки, предупреждающие о фоторадарах. Ноль внимания! Но зато не подрезают и нет бестолковых перестроений, поэтому легко ездить.»
«Выехав на трассу я обнаружил, что греки откровенно игнорируют знаки ограничения скорости, едут все 110-120 км/ч. Первые часа два я жался к обочине, потом попривык и на трассах двигался со скоростью потока.»
«Пару слов о греках на дорогах. Когда висит знак «50», редко кто сбавляет скорость до «100», на знак «30» все едут не меньше «90». Дорожная разметка в понятии грека – элемент украшения. В частности, двойная сплошная линия не несет в себе никакой информативной нагрузки. Еще, когда грека обгоняют, он подвигается к самому краю дороги и можно обгонять даже, если кто-то едет навстречу – места хватит. Я как-то попытался более-менее соблюдать знаки ограничения скорости, так сзади сразу собрался большой хвост, и все при малейшей возможности пытались обойти.»
То же самое происходит в педантичной Германии. Когда вы въезжаете в Германию из Австрии, то видите транспарант, который предупреждает, что в Германии скорость на дорогах ограничена: 50 км/ч в населенном пункте, «90» - вне населенного пункта и «135» - на автостраде. (При этом, в отличие от России) часто встречаются знаки, повышающие эти пределы – и в населенных пунктах, и на трассе). Но, начав двигаться по Германии, вы быстро убеждаетесь: немцы ничуть не законопослушнее австрийцев - как те носятся по своим автострадам хорошо под «двести», так и эти. И даже вошедшее в легенды стукачество немцев не работает в сфере превышения скорости. На вас могут настучать в полицию, если вы подрежете кого-то, не уступите дорогу, сдадите задним ходом на автостраде, едете неуверенно, будто пьяный… Но никогда не стукнут, если вы превысите скорость. Потому что все превышают, ибо понимают: таковы условия игры, превышение – не нарушение, ибо скоростные пределы безбожно занижены полицией.
 
…Итак, поскольку тотальный, всеобъемлюще-мелочный, зажимающий интересы людей закон в принципе не может массово соблюдаться, система начинает жить не по писаному закону, а по закону джунглей. То есть существовать как в диком лесу – по экологическому равновесию. (Понимаю, что термин «экологическое равновесие» - это «масло масляное», но поскольку сия ошибка уже прижилась в языке, буду использовать ее.)
Именно так - не по закону, а по сложившемуся экологическому равновесию живут транспортно-дорожные системы и на Западе, и в России. Но есть между ними разница…

Чем экологическое равновесие на Западе отличается от экологического равновесия в России?
А тем, что в России нет дорожной полиции, а есть преступная организация (см. первую часть). Отсюда избыточное зверство наших бандитов в погонах: когда затрагивается интерес личного кармана, это всегда задевает больнее, чем если ты собираешь деньги для других, например, для бюджета.
Суть экологического равновесия состоит в том, что все – и водители, и полиция - делают вид, что «скоростной режим соблюдать нужно» и произносят это вслух как ритуальную мантру. При этом в реальности все знают, что скорость все превышают. И произвольно выбранный из потока «казнимый» водитель, похожий на барана на заклании, послушно делает вид, что он что-то нарушил. Почему он так покорен? Почему вообще существует и не взрывается эта сумасшедшая, абсурдная в своей несправедливости система? Выжить ей позволяют сработанные самой жизнью предохранительные клапаны. В России предохранительным клапаном являются низкие штрафы и взятки гаишникам, а в Европе, при их больших штрафах - редкость самого процесса штрафования.
Обыватель мирится с несправедливостью потому, что штрафуют его либо крупно, но очень редко, как в Европе, либо очень часто, но по-мелкому, как это происходит в России. Но в России это экологическое равновесие будет нарушено с 1 января, потому что штрафы сильно возрастут. Не так давно президент подписал принятые Госдумой драконовские штрафы, которые начнут действовать с 1 января. Некоторые штрафы вырастут в 40 раз. Вот тогда мы и увидим, что будет – взорвется Россия или выдержит. Настолько ли богато российское общество, напитавшееся нефтедолларами, чтобы безболезненно проглотить повышение штрафов и остаться в рамках экологического равновесия или нет.
А пока присмотримся подробнее к системе экологического равновесия, сложившейся в мире вокруг дорожного движения. Международные правила дорожного движения написаные еще при царе Горохе, никто с тех времен в корне не изменял. Но вот машины здорово изменились! И цифирка «90», определяющая верхний предел скорости для дорог общего назначения давно сместилась из правой половины спидометров в левую. А в правой половинке спидометров прописались цифры «180», «200», «220», «250»… На некоторых, особо «злых» машинах скорость «90» достигается уже на второй передаче. Зачем же делают такие машины и такие мощные двигатели?
Ясно, что человек, купивший «Ламборджини» или нечто подобное, где на спидометре красуются цифры «280» и «300», не будет ездить со скоростью «90». Не для того такие тачки покупают! Да и все автомобильные журналы мира, тестируя любой новый автомобиль, прохватывают на нем до скоростей, далеко превышающих разрешенные пределы, о чем с упоением рассказывают читателям. Зачем они рассказывают людям о том, как нарушать закон? Для чего автомобильные журналы, периодически поющие дежурную мантру о «необходимости соблюдать правила», провоцируют людей на их нарушение? Наконец, почему государства всех стран мира мирятся с производством и свободным распространением продукции, которая предназначена только и исключительно для нарушения закона, как например «Ламборджини»?
О! Это часть игры под названием «экологическое равновесие»! Это великая фигура умолчания!.. Мы, государство, закрываем глаза на производство предметов для нарушения вами закона, а вы уж не обессудьте, если мы вас поймаем и оштрафуем, когда вы этот закон нарушите, купив устройство для его нарушения, разрешенное нами к продаже.
Наказывают не за нарушение закона, а за то, что попалсявот главное отличие экологического равновесия от жизни по закону.
И такова дорожная ситуация во всем мире. Только в России она, в дополнение ко всему, усугубляется тем, что наказывают граждан здесь преступники в погонах, которые ввиду низких зарплат отпущены «на кормление». Различия между Западов и Востоком прекрасно иллюстрирует рассказ человека о первом опыте вождения машины в той же Греции:
«Проезжаем, не останавливаясь, город Филиатра. Дальнейшее происходит очень быстро. Легенький поворот налево, в который входим на скорости 80-90. При выходе из него слегка даю газ, и тут машину, как-будто она поскользнулась на банановой кожуре, начинает сносить вправо (хотя поворот был налево). Мягко пытаюсь выровнять траекторию движения, никакой реакции. Нажимаю на тормоз – сначала слегка, потом до упора, но где там... Нас начинает все сильнее раскручивать по часовой стрелке, и мы, практически не сбавляя скорости, в стиле профессионального спортсмена по фигурному катанию делаем разворот на 360 градусов. Мы бы крутились и дальше, да закончилась дорога, и нас выносит на оливковую плантацию. Там скорость гасится намного быстрее, и, довернувшись еще на 90 градусов, довольно мягко останавливаемся рядом с дорогой, не доехав до ближайшего дерева где-то полметра. Вроде все целы, в т.ч. машина. Разве что переднее правое колесо слетело с обода, да передний номерной знак куда-то улетел. Достаю запаску. Тут из леса выходит пожилой грек с бородой. На очень плохом английском говорит, что он тут живет неподалеку, вдруг слышит визги шин и другие шумы, дай думаю посмотрю, что за дела. Сразу вызывается помочь. Не успел я и глазом моргнуть, как он тормознул несколько проезжающих мимо машин, собрал штук 5 греков, и мы выталкиваем машину чуть дальше в лес на ровную поверхность. После этого остальные греки разъезжаются, а мы с пожилым меняем колесо. Тем временем он рассказывает, что всегда очень опасно, когда идет дождь после большого перерыва. В воздухе скапливается очень много соли с моря, и когда она садится на дорогу, та становиться как мыло. Теперь понятно, откуда столько патрулей на дорогах появилось – они просто хотели заставить народ сбить скорость, т.к. ехать стало опасно.»
Кстати говоря, героя этого рассказа встречные машины предупреждали о греческой «гаишной» засаде с радаром двойным миганием фар – как в России…
Какой вывод из этой истории? Очень простой: в цивилизованных странах, как правило, меряют скорость и штрафуют там и тогда, когда возникает реальная опасность для людей. Потому что там полиция служит. А у нас меряют скорость преимущественно там и тогда, когда несущиеся автомобили никому никакой опасности не представляют. Вот знакомая каждому зарисовка российской дороги – бессмысленной и беспощадной…
Будний день. Поток машин движется по 5-полосному проспекту в каждую сторону с разграничительным заборчиком посередине. Средняя скорость потока - 20 километров в час. Что означает в этих условиях ограничение скорости до 60 км/ч? Ничего. Оно сейчас не нужно в силу бессмысленности.
А теперь посмотрим на то же шоссе, но субботним утром или вечером. Пешеходов нет и быть не может, машин тоже нет. Дорога пуста. В этих условиях спокойно можно ехать не то, что «60», но и «160». Тот же вопрос: зачем в этих условиях нужен знак «60»? Правильный ответ: ни зачем не нужен.
Да, действительно бывает на дороге некий переходный момент, когда средняя скорость потока действительно приближается к 60 км/ч. Но и это происходит без воздействия знака, а только в силу сложившейся на трассе обстановки.
То есть знак не нужен ни в одном из перечисленных вариантов! Он бессмысленен тогда, когда развить скорость выше означенной на знаке физически не представляется возможным. И он не нужен тогда, когда безопасно можно развить скорость гораздо большую. В первом случае знак просто бесполезен. Во втором он кормит преступную организацию и ущемляет права граждан.
При этом обратите внимание – когда машины бампер в бампер ползут под этот знак со скоростью 20 км/час, ГАИ никого не штрафует. А вот когда дорога пуста и разогнаться можно, никому не мешая, они тут как тут возникают и начинают штрафовать.
Впрочем, иногда и в цивилизованных странах происходит слом негласной общественной договоренности, которая в рамках данной работы именуется экологическим равновесием. Об этом мне рассказывал ныне уже бывший начальник всея ГАИ России генерал Федоров.
Генерал Федоров всю жизнь активно играл в игру «мы делаем вид, что скоростной режим установленный знаками реален, и его соблюдать нужно, а вы – что соглашаетесь с нами». При этом сам он прекрасно знал и знает, что знаки устанавливают нереальный скоростной режим, который все нарушают. В том числе и он сам. В чем не стесняясь мне признался.
- Вы нарушаете? – спросил я.
- Конечно, - просто ответил начальник всея ГАИ, который должен своим примером демонстрировать нерушимость закона. А он своим примером продемонстрировал как раз обратное: правила таковы, что не нарушать их не может даже тот, кто должен следить за их тщательным выполнением. И показывать пример этого выполнения.
Так вот, случай с Федоровым, рассказанный им самим… Однажды Федоров поехал во Францию по обмену опытом. Поскольку в Европе кичатся своим законопослушанием и старательно делают вид, что и дороги у них живут по закону, а не по понятиям (экологическому равновесию), они решили устроить для высокого гостя из России показательный правовой урок. И в честь этого сделали то, что редко когда делают – устроили на автостраде засаду с радарами. Автострада по негласной общественной договоренности – зона почти свободная от контроля скорости. Это отдушина, где люди могут ехать так, как они сами считают для себя безопасным. А не так, как посчитали за них. Автострада - это предохранительный клапан… Водопой в Африке. Зона мира.
Вот в эту зону мира, сломав экологическое равновесие негласной договоренности, и вторглись французские копы. И начали тормозить всех, кого ни попадя. Федорову особо запомнился французский парень на БМВ, который шел под «200» и его загребли и выписали гигантский штраф. После выписки протокола парень огорченно сел на капот и закурил. Он никак не мог взять в толк, почему вдруг сломалось то самое равновесие, которое существовало на дороге до этого. Он просто не знал о приезде дорого гостя из России.
Вот такая вот печальная история о том, как правильные пацаны из французской полиции на потеху авторитетному российскому гостю подломили лоха французского. Это вообще характерно для беспредельщиков…
Кстати, вот вам еще одно любопытное наблюдение человека из США, из которого сразу после его прочтения мы сделаем один важный вывод:
«…у нас на Бруклинщине, Квинсщине Бронкщине… действия полиции направлены на пополнение дырявого бюджета города, исполнение ПДД тому пример нагляднейший- нарушать их категорически не рекомендуется с 25 по 31 число каждого месяца, поскольку у наших правоохранителей тоже план на штрафы. А государство по сути своей с гражданами по разные стороны баррикад ибо оно кормит себя за наш счет…»
Обещанный важный вывод: штрафы должны собираться не в местный бюджет. Ибо если они собираются в местный бюджет, местным властям сразу же объективно становятся выгодны нарушители. А как только что-то становится выгодным, оно тут же начинает производиться. Как бы само собой… А чтобы и государству в целом не становились выгодны граждане-преступники, чтобы оно не рассчитывало на пополнение бюджета за счет роста правонарушений, штрафы должны поступать в ту статью бюджета, которую государство тратить не любит и не хочет – например, во всякого рода резервные статьи, откуда выделяются деньги на случай природных катаклизмов.
 
 
Родимое пятно путинизма.
Конечно, авторитаризм, пришедший вместе с Путиным, не мог не наложить своего мерзкого отпечатка и на ситуацию в обсуждаемой нами области. Защитник прав автолюбителей Виктор Травин отмечал в одном из интервью, что нынче почти невозможно стало защищать автолюбителей от ГАИ в судах, поскольку судебная система настолько неформально срослась с карательной, что даже выступление 14-и (!) свидетелей, говорящих в пользу автолюбителя, не перевешивают на судебном заседании голословного утверждения одного гаишника. Это уже тоталитаризм в чистом виде!
Сговор судебной системы с карательной мне довелось наблюдать на собственной шкуре. Впрочем, каждый из вас может лично в этом убедиться, разыскав в Интернете печально известное своей абсурдностью и вопиющей беззаконностью постановление Верховного суда России от октября 2006 года. Постановление, которое по просьбе гаишников квалифицирует как «выезд на встречку» даже такие правонарушения, которые ни Правилами, ни Законодателем «выездом на полосу встречного движения» не признаются! Это совершенно потрясающая история, когда судебная власть решила маленько поправить законодательную, просто отменив часть действующих положений закона! Законодатель считает, что за мелкие нарушения нужно наказывать не строго? Херня всё! А вот мы, Верховный суд дадим всем подведомственным судам указание карать за мелочь, за которую Законом предусмотрен маленький штраф, как за крупное нарушение – огромным штрафом и отъемом прав!..
Подобного беспредела и подобного позора российская судебная система не знала, наверное, со времен Сталина…
Полицейское государство всегда проявляется в бессмысленных ограничениях прав граждан и абсурдной забюрокраченностью. Все завоевания демократии менты норовят в правление Путина отобрать обратно. Скажем, отвоеванная рукописная доверенность на право управления машиной уже неоднократно подвергается атаке ГАИ. Они требуют, чтобы доверенность снова заверялась нотариусом. Ясно для чего это делается: каждая лишняя бумажка - повод для взятки. Но интересна мотивировка: гаишники ратуют за нотариальные доверенности якобы в целях борьбы с угонами! Мол сейчас каждый угонщик может сам себе такую довереночсть выписать на коленке. Но если это так отмените вообще доверенность на управление автомобилем за ненадобностью! Ни в одной стране мира такого абсурдного документа не существует! Если у человека есть права и документы на машину, а машина не числится в угоне, зачем нужна еще какая-то доверенность?
Но нет, нашим ментам лучше, чтобы люди бегали по нотариусам, отсиживали в очередях по четыре часа ради никому не нужно бумаги, не спасающей от угона. Если вы поинтересуетесь, сколько угонщиков было задержано из-за отсутствия доверенности, то узнаете любопытную цифру - ни одного! Потому что если задержан человек, у которого есть права, свидетельство о регистрации на автомобиль, талон техосмотра и страховка ОСАГО, в которую этот человек вписан хозяином, то этот человек на 100% не угонщик. Так зачем ему еще одна лишняя бумага?
А для взяток...
 
 
Безопасность против свободы.
Оправдание, ради которого государство давит конкретных людей, всегда одно - некое общественное благо. Большевики ссылали и расстреливали конкретных людей ради абстрактного общественного блага… Нацисты уничтожали вполне конкретных евреев ради абстрактного блага нации… В Средние века за ради бога жгли ведьм… Теперь точно также ради всеобщей безопасности ущемляют права вполне конкретных водителей. И вынимают за ради той же абстрактной безопасности конкретные деньги из их карманов.
«Безопасность» - священная корова наших дней. Манипулируя этим словом, можно инфантилизировать и оглупить целую нацию. Собственно говоря, насильственная забота государства о людях ни к чему иному привести и не может. Но мы должны помнить: за безопасность нужно платить свободой.
Хотите снизить процент людей, гибнущих на дорогах? Сдавите пружину общественного несогласия мощными денежными штрафами. Если штрафы не будут абсурдно-огромными, как это случилось в Греции, общество застонет и сожмется. Но терпение не означает согласие.
Да, процент жертв на дорогах можно слегка понизить путем репрессий. Но принесет ли это ту самую «общественную пользу»? Давайте подсчитаем… В России на дорогах каждый год гибнет 30 тысяч человек. Допустим, в среднем каждый из этих людей мог прожить еще 30 лет. Получается, что страна ежегодно безвозвратно теряет 900 тысяч человеко-лет. Их никто не вернет…
Сжав пружину общественного недовольства и сократив среднюю скорость потоков, можно сократить число гибнущих, скажем на 5 тысяч. То есть «сэкономить» 150 тысяч человеко-лет. А теперь подсчитаем, во что это выльется, то есть сколько времени своей жизни потеряют водители на дороге из-за тупых знаков ограничения скорости и гаишников в кустах.
Водителей – десятки миллионов. Потерянные ими ежедневные минуты и десятки минут, умноженные на 365 дней в году и на число водителей, дадут величину потерь на порядок большую, чем первая величина. Из-за сокращения средней потоковой скорости страна потеряет больше человеко-лет, чем из-за аварий! И не нужно говорить, что это несравнимые вещи, поскольку в первом случае люди «реально гибнут», а во втором нет. Отнюдь! И в первом, и во втором случае люди теряют одно и тоже – жизнь! Только в первом случае оптом, а во втором – в розницу. Потери времени на «замедленных» дорогах малозаметны, но это точно так же реально потерянные людьми минуты жизни! Которых им тоже никто не вернет!
Впрочем, обществу это интуитивно ясно без всяких подсчетов. Поскольку общество ежедневно голосует бюллетенями штрафных квитанций за большую скорость. И ритуальные крики государства о том, что, собирая штрафы, оно на самом деле заботится о людях, могут вызвать только горькую усмешку. Доброе государство не позволяет нам рисковать, то есть распоряжаться собственными жизнями! В то время как само оно считает себя вправе распоряжаться нашими! Почему-то, когда нужно рисковать жизнями ради государства (на войне, например), государство за это людей не штрафует. А когда люди хотят рисковать жизнями сами для себя, государство старается им это запретить. Словно мы – государственное имущество.
Повторюсь, общество ежедневно голосует против такой тотальной заботы государства миллионами бюллетеней штрафных квитанций, выписанных за превышение скорости. Общество, как это было в Греции, разбивает радары о головы ментов. Но государству на это волеизъявлние собственных граждан плевать. Оно лучше знает, что этим винтикам нужно.
Оно – не мы. Оно – против нас.
 
Если кому-то показалось, что мое требование резко повысить допустимый скоростной предел на дорогах, приведет к увеличению жертв на дорогах, значит вы невнимательно читали это исследование. Внимание! Я НЕ ГОЛОСУЮ ЗА УВЕЛИЧЕНИЕ СКОРОСТИ! Потому что скорость потока – объективная величина, зависящая от состояния дороги в каждый отдельный момент, и жестяной круг с нарисованной цифрой никак на нее повлиять не может! Я голосую за то, ЧТОБЫ ЛЮДЕЙ ПЕРЕСТАЛИ АПРИОРИ ОБЪЯВЛЯТЬ ВИНОВНЫМИ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО ОНИ ЕДУТ ПО ДОРОГЕ ТАК, КАК ДИКТУЕТ ДОРОГА. Я просто предлагаю поднять разрешенные скоростные пределы до реально существующих. То есть смертность останется как минимум такой же.
И вообще, не нужно забывать: скорость потока – это и есть безопасная скорость.
 
 
 
Что же делать, чтобы оздоровить ситуацию и привести ее в рамки закона?
Какие есть способы сделать скоростные ограничения более адекватными дорожной обстановке?
Вариант № 1.
Собственно говоря, первый способ выхода из ситуации я уже практически описал чуть выше. Поскольку самая безопасная скорость – это скорость потока, нужно просто посмотреть, как люди «протоптали дорожки» в каждом конкретном месте и исходить из реалий. В каких условиях – плотной загрузки или на почти пустой дороге? Разумеется, в лучших, а не в худших и не в средних. Поскольку ограничение скорости по средним условиях загрузки необоснованно ущемит права людей, «превысивших» запрет при пустой дороге. А зачем это делать?
 
Вариант № 2
Выставить на дороге в качестве максимального ограничения скорости ее расчетную скорость. То есть ту скорость, на которую дорога, собственно, и проектировалась. Вот цитата из «Требований к геометрии автомобильной дороги», в соответствии с которыми рассчитывается ширина полос на дороге:
«Проезжая часть автомобильной дороги должная иметь ширину, обеспечивающую возможность безопасного движения автомобилей с расчетной скоростью в один или несколько рядов».
Отсюда видно: дорога проектируется таким образом, чтобы ее расчетная скорость была безопасной. Как правило, проектная скорость дороги превышает разрешенный гаишниками скоростной предел в полтора–два раза. Пример. МКАД: разрешенная скорость – 100 км/ч, безопасная (проектная) – 150 км/ч. Значит, 50 километров в час гаишники у нас просто украли. И положили к себе в карман в виде денег.
 
Вариант № 3.
Каждый участок дороги индивидуален. И это индивидуальность все время меняется! Растет или падает загрузка, иедт дождь, образуется лед, темнеет или светает. Спрашивается, кому в каждый конкретный момент времени виднее состояние трассы, характеристики движущегося автомобиля и прочие параметры трассы? Водителю, естественно! Он и должен, учитывая обстоятельства, сам выбирать оптимальную скорость. Ему гораздо виднее, чем тому дяде, который написал, что вне населенных пунктов скорость не должна превышать 90 км/ч – вне зависимости от дорожной ситуации.
Это и есть самый правильный путь – предоставить решение о безопасной скорости на дороге в данное время в данном месте самому водителю. А не вводить его априори правилами! Собственно говоря, именно так и происходит на практике.
И только в местах, где скорость ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужно ограничить (слепой крутой поворот, например) нужно ставить знак. Но знак ограничения скорости должен быть столь редким гостем на дороге, чтобы самим своим появлением вызывать настороженное внимание водителя: «Знак поставили, значит, опасно! Нужно сбросить скорость, знак зря не повесят…» Сейчас же запрет ограничения скорости стал столь распространенным инструментов, что его значение девальвировалось до абсолютного нуля. Знаки просто не замечают и ничего тут поделать нельзя: таковы особенности человеческой психологии: если тебе сто раз сказали, что выше данной цифры езхать опасно, и сто раз соврали, веры в знаки не будет никакой. А соврали нам много больше ста раз.
- Но если безопасная скорость определяется самим водителем, то как узнать, прав он был или не прав в случае ДТП? – могут спросить меня.
А точно так же, как и сейчас. Знак ведь и сегодня не гарантирует признания невиновности, поскольку в Правилах четко сказано, что скорость должна выбираться водителем с учетом дорожной ситуации! То есть даже если знак разрешает ехать быстрее, а дорога сделать этого не позволяет (гололед, дождь, бегающие через дорогу дети и пр.), водитель, согласно Правилам, должен руководствоваться условиями дороги, а не знака. Иными словами, Правила работают только «вниз» от знака, но почему-то не разрешают ехать «быстрее знака», даже если это вполне безопасно. Несправедливо…
 
 
 
Сопротивление.
Унижать людей можно по-разному – можно заставить нашить желтую звезду на одежду. Можно заставить изображать «дембельский поезд». А можно заставлять ехать по широкой пустой дороге со скоростью 60 км/ч.
Свободные люди издевательств терпеть не должны. А должны они делать как раз обратное – бороться с издевательствами. Сопротивление может быть активным и пассивным. Активное – это демонстрации протеста и протестное голосование против партии власти на выборах. Пассивное…
Ну вот, например… Гаишники, к сожалению, сейчас не доказывают обоснованность применения того или иного знака ограничения скорости на дороге. В суде от них этого не требуют. Но зато они обязаны доказывать факт нарушения. Что ж, напишите в протоколе «ПДД не нарушал». Не хотят доказывать обоснованность ограничения скорости в данном месите в данное время, пусть приносят в суд свой радар и пытаются доказать, что цифирки на нем – ваши.
Если же вас щелкнул на дороге фоторадар, и вам прислали по почте квитанцию, выбросите ее в помойку. Вы ее просто не получали! Вы же не обязаны доставать почту из своего почтового ящика, просматривать ее и пр. В конце концов, вы можете просто не проживать по адресу прописки (регистрации)! Хотят оплаты - пусть принесут и вручат вам штрафной квиток или бумажку от приставов под роспись. Уверяю вас, при том гигантском количестве штрафных квитанций, которое появится с появлением фоторадаров, государству нужно будет нанять дополнительно целую армию вестовых. И эта армия штрафами не окупится! Поэтому максимально тяните время. До тех пор, пока не закончится срок давности.
Отобрали права за превышение скорости? Заранее заведите себе дубликат прав и ездите по нему (не дожидаясь отъема прав зайдите в ГАИ и напишите заявление об утере водительского удостоверения, запас карман не тянет!)
Наконец, поучаствуйте в подписке на нашем сайте. С сегодняшнего дня мы собираем подписи против ущемления наших прав на дорогах. Подписка бессрочная. Когда будут собраны первые десятки тысяч подписей, они будут положен на стол властям. Им придется нас выслушать…
Здесь http://www.razgovor.org/feedback/ организован сбор подписей
--------------------------------------------------
Здесь находятся ядовитые ответы Никонова на комментарии читателей:
Фашизм на дорогах
Продленка для отстающих
На второй год!



Комментарии_


Добавить комментарий


Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться!

Запомнить меня!





 

Авторизация_

Логин:
Пароль:
Запомнить меня!
Зарегистрироваться
А нахрена мне регистрироваться?

Стишки недели_

    Борис Влахко

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ?



...Мой стих был изредка хорош,
но чаще  безобразен....Каюсь...
Я, видит Бог, старался...Что ж, -.
на всякий случай не прощаюсь...






2000-2018 © Александр Никонов